Общение Рассылка
 

Малая родина

 
Сергей Лукьяненко 

Родители съездили в Казахстан, в город Джамбул, где я вырос. Немного пофотографировали там.

Решил выложить несколько фоток.



Это памятник героям фильма "Джентльмены удачи". Помните - "Я из Джамбула... Там тепло... там мама..." Рядом с памятником действительно стоит моя мама.

Ну а традиция разбавлять бензин ишачиной мочой за что и сидел персонаж фильма, с тех пор прижилась не только в Джамбуле.



А вот это дом, в котором я жил все школьные годы. Лоджия на втором этаже - наша. Окно детской выходило прямо на лоджию. Выглядит дом... э... несколько неказисто. Похоже, о ремонте не помышляют не только коммунальные службы, но и нынешние жильцы нашей квартиры... У подъезда стоит мой папа.

Ну и еще несколько фоток моей малой родины. Это откуда-то из сети, брат переслал...



Социальная реклама.



Любимое развлечение казахских детей - купание в арыке.



Когда-то и в Джамбуле (ныне он называется Тараз) были башни таможенников и двери между мирами... Но это было давно.

P.S. Сейчас, наверное, кто-нибудь спросит меня о том, испытываю ли я ностальгию. Позвольте ответить старой цитатой из себя...

кастрюлями. Ярослав поежился, глядя в окно. Что-то столь беспросветное и холодное было в этой
суете на затерянной в степях станции, что-то унылое и бесконечное, длящееся, казалось, от
сотворения времен и не способное кончиться никогда. Это казалось ему самым страшным в любой
поездке на поезде - крошечные станции и городишки, где живут - вынуждены жить - люди.

которые какой-то меценат выделил пару тысяч “зеленых”. Часть пути он ехал с Геннадием Мартовым,
фантастом из Новосибирска. Когда они проезжали такой же городишко - только утонувший не в
степи, а в тайге, Геннадий, глядя в окно на шатающегося железнодорожника с полной сеткой
бережно собранных бутылок, сказал: “а ведь это я мог здесь идти... с печатью вырождения на лице”.
Оказалось, что из этого городка он родом. Конечно, глядя на импозантного Мартова, который мог
даже пиво из горлышка пить с выражением усталого аристократизма, представить его на перроне в
рваном ватнике было невозможно. А вот наоборот... Ярослав, тогда еще совсем пацан,
привыкающий к ощущению добродушных похлопываний по плечам от мэтров, смотрел на ничего не
подозревающего мужичка, бредущего по перрону. И представлял его здесь, в купе, лениво
раскинувшемся на полке и излагающим “когда я был в Куала-Лампуре, довелось нам попробовать
тот самый знаменитый плод дуриан...”

мужчинам.

объемистые баулы, сказал Слава. - Навсегда остаться в маленьком городе среди степей.

книгу... и на день-другой вырвется с полустанка, спящего в степях.

описание реальности? Этого городка, где ветер кружит пыль расстраченных жизней; где отмерены
все пути; где люди вынуждены жить маленькими радостями доставшейся судьбы? Зачем? Когда
 можно дать им то, что не доступно никому?

Выходящий последним кивнул им.

его допустимость. Вряд ли воля и мечты играют большую роль, чем случайность.

Визитер не сказали ни слова. Лишь смотрели на осень, неумолимо наступавшую на степь.


(с) "Осенние визиты"




Вход х
Логин
Пароль
Регистрация Напомнить пароль
Регистрация х
 

Обязательные поля

Логин (мин. 3 символа) :
Пароль (мин. 6 символов) :
Подтверждение пароля :
Адрес e-mail :
Имя:
Фамилия:
CAPTCHA
Защита от автоматической регистрации
Введите слово на картинке: