Общение Рассылка
 

Чтобы вы не думали, будто я тут только рыбу ем и в море купаюсь. :)

 
Сергей Лукьяненко 

Когда-то эта башенка, наверное, была белой. Но века и тысячелетия, пронесшиеся над развалинами города, превратили мраморные стены в серовато-желтые, изъеденные многочисленными дырками и провалами. Вершина башенки давно разрушилась и осыпалась вниз. Нетронутой осталась только одна стена – снежно-белая, гладкая, отполированная до блеска она сразу притягивала взгляд. Даже в оранжевом свете заходящего солнца мрамор сиял первозданной чистотой.

- Магия, - сказал Щавель. – Она защищала вход в подземное царство гномов. Когда-то народ Самаршана жил с пустынными гномами в мире и согласии настолько прочном, что врата в подземелье вели прямо из столицы…

- А что случилось потом? – спросил Трикс, сгорая от любопытства.

- Да все как обычно, полагаю. Поссорились из-за пошлин, начали ругаться, самаршанцы установили гномам грабительские цены на продовольствие, те в отместку отвели подземные воды от ирригационных систем, земледелие пришло в упадок, озера высохли, народ разбежался и сия пустыня поглотил город…

- Когда вы здесь занимались раскопками, эту дверь открывали?

- Нет, конечно, - поморщился маг. – Во-первых, мы не смогли разгадать ее секрет. Во-вторых, даже и не пытались. Мало ли какие ужасные тайны могут скрываться в покинутом подземном городе? А если он не покинут, то гномы вовсе не обрадуются вторжению.

Ребята терпеливо ждали. Щавель вздохнул, достал из кармана мантии уже зажженную трубку и присел на камень.

- Надо покурить, - сказал он и с легким отвращением посмотрел на трубку. – Перекурил на капитуле, думал – месяц к ней не притронусь…

- А зачем тогда курите? – удивилась Тиана. – Это же вредно.

- Традиция, - пояснил Щавель. – Перед тем, как открыть вход в таинственное подземелье, маг обязан выкурить несколько трубок, задумчиво глядя на таинственные символы, выгравированные на камне…

- Но тут же нет никаких символов, - заметил Трикс.

- О! – Щавель торжественно поднял палец. – Именно!

Некоторое время все хранили молчание, глядя на белую стену. Щавель курил. Трикс почтительно наблюдал за учителем. Тиана, разложив на валуне расшитое драгоценностями платье, любовалась им. Халанбери маялся от скуки – вначале тихо, а потом начал ковырять ногой песок и подкидывать его в воздух.

Щавель выпустил в воздух пару дымных колец, потом два квадрата, треугольник и ромб.

Халанбери начал слоняться внутри развалин, пиная песок. Тиана неодобрительно посмотрела на брата, но тот сделал вид, что не замечает, напротив – зацепил песок особенно сильно.

Облако песка взвилось в воздух, коснулось белой стены – и осело на нем затейливым узором.

- Вот оно! – воскликнул Щавель, вынимая изо рта трубку. – Вот! Остаточная магия стершихся надписей притянула к себе песок! А ну-ка, малыш, подбавь пыли!

- Ага! – радостно завопил Халанбери и заплясал у стены, пиная песок. Часть надписей, впрочем, оказались для него слишком высоко – пришлось Тиане с Триксом прийти на помощь и зачерпывать песок руками.

Вскоре стену покрыл затейливый витиеватый узор в самаршанском стиле, обрисовывающий большую двустворчатую дверь и надпись в рамке из виноградных лоз.

- Скажи волшебное слово, друг, и входи! – торжественно произнес Щавель. – А вот и загадка. Не бывает волшебных дверей без загадок.

- Как они мне надоели! – искренне воскликнул Трикс. – То драконы, то Сфинкс… теперь гномы.

- Что поделать, это – Восток, - вздохнул Щавель. – Давайте думать, друзья! Загадка не может быть сложной, этой дверью пользовались непрерывно… Хотя, с другой стороны, она и так обычно была открыта, так что загадку могли сделать и посложнее…

- Волшебное слово… - Трикс задумался. – Все слова вообще-то волшебные. Какое из них надо произнести?

- Свет! – громко сказал Щавель. Потом повторил на самаршанском, на древнесамаршанском (Трикс с удивление понял, что знает этот диалект – видимо, драконы не мелочились, обучая его), а потом на каких-то скрежещущих языках, видимо – гномьих.

Ничего не произошло.

- Добро! Зло! Любовь! Ненависть! Абракадабра! Крибле-крабле-бумс! Перестройка! – безрезультатно вещал Щавель.

- А что такое «перестройка»? – спросил Трикс. – Нет, ну я понимаю, но почему это волшебное слово?

- Говорят, когда-то оно уничтожило огромную и великую страну, - пожал плечами Щавель. – Есть еще одно такое же, оно вообще погубило половину мира, но я надеялся никогда не произносить слова из Книги Запретных Знаний… Что ж, придется… Политкорректность!

Но и на это страшное слово нарисованная дверь никак не отреагировала.

- Надо еще покурить, - решил огорченный Щавель.

Но, почему-то, вместо того чтобы просто покурить, достал из складок мантии фляжку, отхлебнул чего-то, закашлялся, а уж потом закурил.

- Тут кроется какая-то загадка! – сказала Тиана. – Одновременно простая и сложная.

- Так-так-так! – одобрительно сказал Щавель, глядя на девочку подобревшими и покрасневшими глазами.

- Это вроде как игра слов. Все думают, что это обращение к тому, кто читает надпись…

- Ну конечно же! – завопил Щавель. – Разумеется! Скажи волшебное слово ДРУГ и входи!

Он кинулся к стене и завопил:

- Друг!

Потом он повторил это же слово на двух десятках других языков.

Ничего не произошло.

- Облом, - грустно сказал Щавель. – Все сложнее, чем мы думали. Или проще. Алхазаб был невежественным пустынным вождем, едва умеющим читать и писать. Он не имел никакого понятия о волшебных словах и заклинаниях. Но он как-то вошел сюда…

- Пожалуйста, ну откройся! – воскликнул Халанбери.

Раздался ужасающий скрип. Нарисованная дверь в стене стала рельефной, обрела объем и медленно открылось вовнутрь. Восхищенный древней магией Трикс обежал стену и посмотрел с другой стороны. Разумеется, там ничего не было.

- Ну вот, - сказал Щавель, глядя в темный провал. – Устами младенца… самое простое из волшебных слов – «пожалуйста» открыло дверь… В мешке вы найдете факелы – зачарованные, между прочим, горят трое суток без перерыва, немного еды, воды и предметы гигиены.

- Спасибо, - сказала Тиана с чувством.

- Я даже положил зеркальце и гребешок, - похвастался Щавель.

Тиана подскочила к старому магу и поцеловала его в щеку.

- Ну ладно, ладно, к чему эти нежности… - смущенно проворчал Щавель. – А то мне станет стыдно, что я вас покидаю в этот тревожный миг.

- Покидаете? – поразился Трикс.

- Конечно. Здесь наши пути расходятся, потому что древний закон неумолим – если старый опытный маг спускается с молодыми спутниками в таинственное подземелье, ему суждено там погибнуть.

- А если спускаются только молодые спутники?





Вход х
Логин
Пароль
Регистрация Напомнить пароль
Регистрация х
 

Обязательные поля

Логин (мин. 3 символа) :
Пароль (мин. 6 символов) :
Подтверждение пароля :
Адрес e-mail :
Имя:
Фамилия:
CAPTCHA
Защита от автоматической регистрации
Введите слово на картинке: