Общение Рассылка
 

Непоседа-20

 
Сергей Лукьяненко 

Майхель, напряженно о чем-то размышлявший, внезапно с недоумением воскликнул:

- Господа, а как мы-то оказались во все это замешаны? Что мы теперь должны делать? И кто такой этот Прозрачный Бог, о котором они говорят?

- Это самый могущественный волшебник в мире, - ответил Гавар. – Поэтому мы, витаманты, готовы идти на любой союз, чтобы остановить его. Замешаны вы во всем этом, потому что оказались в ненужное время в ненужном месте. Что же касается наших планов… вы готовы меня выслушать?

- Да, - ответил Трикс. У него начало складываться ужасное ощущение, что все идет так, как задумали Великий Визирь и хитрый шут, а еще – так, как задумал умный витамант. А вот он, Трикс, просто плывет по течению…

- В том, что нам удалось узнать о Прозрачном Боге, - сказал Гавар, - очень много лжи, а еще больше – догадок и фантазий. Но одно несомненно. Алхазаб колдует быстро. Очень быстро. Пока противостоящие ему волшебники только-только успевают начать свои заклинания, он уже чувствует это – и наносит смертельный удар. Поэтому нам надо напасть на Прозрачного Бога так, чтобы он до самого конца не понял, что на него нападают.

- Ночью, во сне? – предположил Шараж.

- Опоить его? – спросил Майхель.

- Отправить к нему дюжину прекрасных невольниц, от вида которых он забудет обо всем! – предложил Сутар.

Витамант покачал головой:

- Нет, нет и нет! Все это слишком банально. Я предлагаю, чтобы сегодня же вечером этот театр отправился в оазис Джем-был, где отдыхает перед наступлением на Дахриан армия Прозрачного Бога. И там театр выступит… в последний раз!.. с представлением «Подвиги Любви, или Морские Приключения Юного Мага». Причем на этот раз играть вам будет проще. У вас появятся новые исполнители на роли юного мага Трикса и прославленного рыцаря-чародея Гавара.

Актеры озадаченно переглянулись.

Потом Бамбура сказал:

- Ага!

Майхель почесал затылок, крякнул, но ничего не сказал.

Сутар восхищенно всплеснул руками:

- Какая чудесная мысль! Какая изящная интрига! Поглощенный пьесой, Прозрачный Бог и не заподозрит, что на сцене не актеры – а два настоящих волшебника! И в то время, как они будут сплетать из слов страшные боевые заклинания, проклятый завоеватель ничего не предпримет… до самого конца, когда эти заклинания обрушатся ему на голову!

- Совершенно верно, - кивнул Гавар. – Идея именно такова.

- Если Прозрачный Бог будет повержен, - продолжал Сутар, - то его армия в панике разбежится, а прихлебатели поспешат присягнуть на верность султану. О, да! Но что, если он все-таки поймет, что происходит? И успеет защититься, или же нанесет удар первым?

- Тогда нам крышка, - ответил Гавар. – Все, кроме меня, скорее всего умрут. А я, будучи мертвым, на долгое время попаду под власть Прозрачного Бога и буду терпеть ужасающие пытки.

- Мне это очень не нравится! – воскликнул Майхель и уточнил: – Я имею в виду не пытки, это ваше личное дело, господин витамант. А вот то, что нас всех убьют… что мы рискуем головой просто так…

- Ну почему же просто так? – сказал Гавар. – Если все получится… Хрустальные острова готовы заплатить за помощь две тысячи реалов!

- А Самаршан не поскупится на пять тысяч динаров! – вставил Сутар.

- Почти уверен, что Маркель тоже нас вознаградит, - честно сказал Трикс.

Майхель кивнул:

- Да, вероятно. Ему будет неудобно, что он отстает от соседей…

- Так что, по рукам? – спросил Гавар.

Майхель вздохнул и посмотрел на свою команду.

- Приличная сумма! – сказал Бамбура с воодушевлением. – Мы точно сможем построить красивое здание театра и осесть на одном месте.

- Каждый мужчина, даже актер, должен однажды совершить настоящий подвиг, - заметил Шараж.

- Это будет хорошая драка, - решил Хорт.

- А нам дадут нашу долю? – хором воскликнули племянники Майхеля.

Песик Альба тявкнул.

- Значит, договорились, - решил Гавар.

План витаманта был прост и Трикс, даже при всем желании, не мог к нему придраться. Ровно в полночь драконы, по просьбе Великого Визиря, должны были отнести всю труппу поближе к оазису Джем-был, где и высадить. До оазиса предстояло добраться своим ходом – и к утру предложить простодушным кочевникам веселое представление. Наверняка и сам Прозрачный Бог захочет на нем присутствовать, не из интереса – так чтобы показать суровым воинам пустыни, что не брезгует их развлечениями. Пьесу предполагалось доиграть почти до самого конца – вот только в сцене поединка Трикса и Гавара оба волшебника будут произносить настоящие заклинания, но в последний момент обрушат их не на головы друг друга, а на Прозрачного Бога. Как бы силен ни был Алхазаб, но шансов защититься у него было очень мало.

Визирь любезно предложил всем скоротать время во дворце – детям были обещаны сладости, взрослым – кальян. Но Трикс предпочел отправиться к Васабу, чтобы попрощаться с добрым купцом, забрать свои вещи и найти Аннет.

- Только не упоминай о наших планах, - сухо заметил Гавар. – Новости на Востоке разносятся быстро.

Трикс, который первым делом собирался рассказать Васабу, что он отправляется на решающий бой, покраснел и воскликнул:

- Не считай других глупее себя, Гавар. Разумеется я буду молчать!

К дому Васаба Трикса и Иена отвезла карета султана – поразительно напоминающая те, которые делались в королевстве, только с широкими колесами, удобными для движения по песку. В карету были запряжены два белых верблюда.

Появление султанской кареты вызвала на узкой улочке переполох. Два стражника торжественно встали у дверей Васаба, а сам купец, согнувшись в поклоне, выскочил им навстречу с криком:

- Клянусь памятью прадеда, я как раз собирался отнести во дворец положенную долю… Трикс?

Сообразив, что опасности нет, он тут же горделиво выпрямился и широким жестом пригласил Трикса и Иена войти. Во дворе царила суматоха – сыновья Васаба что-то торопливо зарывали под корнями платана, росшего во дворе. Фея Аннет парила в сторонке, уперев ручки в бока – и Трикс смутно понял, что за позднее возвращение ему еще будет высказано немало претензий.

- Этой ночью нам придется покинуть тебя, любезный Васаб, - смущенно сказал Трикс. – Даже не спрашивай, куда и зачем мы отправляемся, это тайна. Так что мы соберем вещи и…

- О, немногословный и загадочный, но ведь до полуночи еще много времени! – ответил Васаб. – Я успею дать в вашу честь прощальный ужин!

- До полуночи? – растерялся Трикс. – Но откуда ты…

- Все тайные дела в Самаршане делаются в полночь, это традиция! – пояснил Васаб. – Так что у нас еще есть время… жена! Накрывай стол! Дети! Откапывайте праздничные тарелки! Дочери! Отнесите стражникам у ворот чистой холодной воды и деликатно узнайте, нет ли у них сыновей, входящих в брачный возраст!

- Папа, они и сами совсем мальчишки, - фыркнула старшая дочь.

- Ничего страшного! Таким вопросом ты польстишь их самолюбию, узнаешь, женаты ли они сами и предельно ясно обозначишь свои намерения!

- Нет у меня никаких намерений… к ним… - с улыбкой поглядывая на Трикса, сказала старшая дочь.

- Слушай отца и жизнь твоя будет! – рявкнул Васаб. – Так говорил древний мудрец!

- И жизнь твоя будет… - заинтересовался Трикс. – Что будет?

- Просто будет! – пояснил Васаб.

И лично отправился за кувшином, чтобы омыть гостям руки. Аннет подлетела поближе и сурово посмотрела на мальчишек.

- Аннет, ты даже не представляешь, сколько с нами всего случилось! – торопливо сказал Трикс. – Как мы жалели, что тебя не было с нами! Нам так тебя не хватало!

- Жалели? Не хватало? – строго спросила фея.

Трикс и Иен энергично закивали.

- Все вы, мужчины, одинаковы… - пробормотала фея, но уже смягчившимся голосом. – Ладно… рассказывай, пока Васаба нет.

Нельзя сказать, что Трикс уж очень проголодался. Но Иен ел за двоих и при взгляде на него сразу пробуждался аппетит. На этот раз подали:

суп из крупных кусков овощей и баранины,

жареную рыбу, фаршированную луком и ароматными травами,

помидоры и сладкий перец, наполненные мелко нарубленным мясом и испеченные над огнем,

ну и, конечно же, плов, только на этот раз сладкий, с фруктами.

По самаршанским меркам ужин был достаточно скромный.

- Даже не пробую узнать у тебя, о мой высокочтимый гость, куда лежит твой путь и что ты собираешься делать, - поев и раскурив кальян, сказал Васаб. – Но поскольку невежливо отпускать гостя в путь, не дав ему полезных советов и наставлений, я положусь на Книгу Мудрых Мыслей.

- Что за книга? – заинтересовался Трикс.

- На протяжении веков самаршанские мистики записывают самые лучшие свои мысли в особую книгу. Никто уже не знает, кто, когда и по какому поводу сказал ту или иную мудрость – но они всегда удивительным образом помогают страждущим совета. Гулин!

Жена удалилась и через минуту бережно принесла толстый том, весь исписанный затейливой вязью самаршанского письма. Прежде чем взять ее, Васаб тщательно вымыл и вытер руки – понятно было, что такая большая книга является огромной ценностью, чтобы в ней ни было написано.

- Положимся на мудрость предков! – воскликнул Васаб и открыл книгу наугад. Ткнул пальцем в страницу. И торжественно прочел: - В трудный путь отправляясь, не чая вернуться, возьми все полезное у друзей! Но вдвойне возьми все полезное у врагов!

- Это… это хороший совет! – восхитился Трикс, до сих пор крайне озабоченный союзом с Гаваром. – Это значит, что в пути нельзя пренебрегать помощью не только друзей, но и врагов! Очень хороший совет!

- А мне кажется, - скептически сказал Иен, - что это совсем по другому поводу сказано. Если сваливаешь куда-то насовсем, то назанимай у друзей денег – возвращать-то не придется. Ну и у врагов тем более назанимай денег и вещей – их-то совсем не жалко!

- Вообще-то, по слухам, эти слова были сказаны одним мистиком, когда его народ решил откочевать далеко от прежнего места жительства, - смущенно признал Васаб. – Но точно неизвестно…

- Да и вообще – мудрость тем и хороша, что может быть сказана по одному поводу, а пригодиться по другому! – поддержал Трикс.

- Какие слова! – восхитился Васаб. – Золотые слова! Я расскажу мистикам… кто знает, быть может эти слова велят дописать в Книгу!

Он снова закрыл и наугад открыл книгу. И прочел:

- Помощь друга бывает порой малой, но ее всегда ждешь. Помощь врага может быть и великой, но придет неожиданно!

- Это хорошо сочетается с первой мыслью! - обрадовался Трикс. – Все мы знаем, чем нам могут помочь друзья, но трудно даже представить, чем могут помочь враги!

Васаб зацокал языком, довольный толкованием.

- А по-моему, - возразил Иен, - это предостережение. Ведь помощь хороша только тогда, когда приходит вовремя. А помощь неожиданная может даже вредной оказаться. Мне сэр Гламор рассказывал, как он однажды сражался с монстром, а тут мимо волшебник проходил. Они с Гламором не очень-то ладили… но тут волшебник решил помочь. А может, просто показать, какой он сильный. Швырнул в монстра огненным шаром, да только монстр был огнеупорный, а вот Гламора с коня сбило. Пока он брови потушил, пока ругаться кончил, пока за волшебником гонялся – монстр уже и убежал.

- Мне трудно сказать, по какому поводу были сказаны эти слова, - признался Васаб. – Ну, давайте еще одну, третью мудрость, она все уточнит!

Снова книга была закрыта, открыта, а палец Васаба хищным коршуном упал на витиеватые буквы.

- Странно… - прочитав мудрость про себя, сказал Васаб. – Как-то совсем странно… Может, сделаем вид, что третьего предсказания не было?

- Давай, читай! – потребовал Трикс.

- Тут сказано… И если твоя лучшая коза больше не дает молока, а шерсть ее оскудела, то пусти ее на мясо, ибо какой еще толк от козы?

Все задумались.

- В Книге есть некоторое количество житейских мудростей, - смущенно признался Васаб. – Бытовых. Странные такие, но на всякий случай соблюдаем… Если друг твой зашел в темное мрачное подземелье и оттуда донесся его истошный вопль, зашел второй – тоже завопил и не вернулся, то не беги сразу за ними, а вначале созови толпу людей, зажгите факелы и держите мечи наизготовку… Если кто-то предложит взять у тебя денег в рост и пообещает через год вернуть вдвое – кричи «Мошенник!» и гони его прочь пинками… Хорошенько омой руки водой, сходив по нужде, а если нет воды – то потри песком…

- Я понял! – воскликнул Трикс.

- Про руки? – обрадовался Васаб.

- Нет! Про козу! Это надо толковать в переносном смысле! Что даже если привычной пользы от чего-то нет, то все равно можно какую-то пользу извлечь!

- Достойное толкование, - обрадовался Васаб.

- А я бы сказал, - мрачно произнес Иен, - что это еще одно предостережение. И оно означает, что если кто-то перестал получать от тебя постоянную выгоду, то легко тобой пожертвует.

- Как пессимистически ты смотришь на жизнь в столь юном возрасте! – всплеснул руками Васаб. – Ай-яй-яй, как же трудно тебе живется!

- Я сирота, а сиротам полезно быть песи… пессимисси.. – Иен напрягся и справился: - пессимистами. Может и трудно живется, зато живется!

- Нет-нет, я уверен, что Книга пророчит вам успех! – воскликнул Васаб. – Даже не сомневайтесь!

Беседу прервал осторожный стук в дверь. Васаб взглянул на ясное звездное небо и вздохнул:

- Что ж, вам, вероятно, пора. Заглядывайте к старому Васабу, когда вернетесь!

Трикс думал, что к оазису их понесет целая стая драконов. Все-таки девять человек (если считать человеком Гавара) – не шутка! Но в садах султана их ждал один-единственный дракон (правда, очень большой, даже больше чем Зуа). Переминаясь с лапы на лапу он внимательно изучал фургон, разукрашенный яркими надписями и картинками – видимо, в этом фургоне и путешествовали актеры. Фургон был зачем-то крепко обвязан толстыми канатами. Рядом стояли три верблюда – стреноженные и также обвязанные канатами поперек туловища. Присутствие дракона их явно не радовало.

- И еще один по возвращению! – проревел дракон (он явно старался говорить шепотом, но как это всегда у драконов бывает, получалось плохо).

- Хорошо, - ответил Сутар, стоящий перед драконьей мордой. – Один по прилету на место, один по возвращению.

Трикс вздохнул. Он уже понял, что методом расчета с драконами обычно служили верблюды. И в общем-то догадывался, для чего они драконам нужны.

- Все в фургон! – махнул рукой Сутар. – Там каждому приготовлено место. Рекомендую привязаться и не развязываться до конца полета!

Даже витамант Гавар в ожидании полета выглядел слегка нервным. Что до актеров – они явно отдали должное и кальяну, и пиву, стараясь избавиться от страха. Только Бамбура беспокоился больше не о себе, а о песике Альбе, привязывая его для верности и поперек, и вдоль, и за лапы.

- Это совсем не страшно, - попытался подбодрить их Трикс, когда они оказались в фургоне, по большей части загруженным декорациями и реквизитом. – Я уже летал. Так красиво!

- Полет – самое прекрасное, что есть в жизни! – поддержала его Аннет.

- Ага, если есть крылья, - пробормотал Иен. – А честный рыцарь летать не должен, честный рыцарь должен скакать на боевом коне…

- Мы готовимся к взлету! – донеслось откуда-то сверху. – Просьба не использовать никакой магии, пока мы не наберем высоту!

Актеры нервно проверяли прочность веревок. Племянники Майхеля привязались у окошка и с любопытством выглядывали наружу.

- Эти дети сведут меня с ума, - стонал Майхель. – Дети! Дети, не высовывайтесь!

- Взлет задерживается по погодным условиям, - объявил дракон. – Луна вышла из-за облаков, подождем, пока скроется! Внимание! Луна скрылась, взлетаем!

Хорт прорычал что-то варварское, угрожающее и покрепче вцепился в веревку.

Фургон рвануло. Раз, другой, третий… Крылья дракона молотили воздух. Фургон накренился – и поскрипывая оторвался от земли. В окошке мелькнули связанные верблюды – их, подхватив за веревки, дракон тащил во второй лапе.

- Я историю слышал, - нервно сказал Иен. – Про девочку, которую в фургоне поднял ураган. Крутил, крутил, а потом уронил прямо на домик старенькой волшебницы…

- И что дальше? – спросил внезапно заинтересовавшийся Бамбура.

- Ну как что? Домик вдребезги, фургон вдребезги. А старушку и девочку пришлось хоронить в закрытых гробах, причем никто не поручился бы, что в одном только старушка, а в другом только девочка.

Песик Альба залаял, как бы протестуя против трагичности истории.

- Да, точно! – воскликнул Иен. – У девочки еще была собачка. Так вот, она как раз уцелела!

Болтовню его слушали плохо. Актеров мутило. Альба начал подвывать. Только Гавар сидел прямой и молчаливый, высокомерно не обращая ни на что внимания, племянники Майхеля восторженно выглядывали в окно, да сам Трикс, уже имевший опыт длительного перелета, был более-менее спокоен.

- Наш полет проходит на высоте главной башни дворца султана, - объявил дракон. Помедлил и скромно добавил: – Я бы мог и выше, но надо соблюдать скрытность. Скорость полета – в пять раз быстрее самого резвого скакуна. Время в пути – три часа. В пути я исполню несколько старинных драконьих баллад. Остановки не предусмотрены.

Трикс закрыл глаза и решил, что лучшим времяпровождением будет немного поспать.




Вход х
Логин
Пароль
Регистрация Напомнить пароль
Регистрация х
 

Обязательные поля

Логин (мин. 3 символа) :
Пароль (мин. 6 символов) :
Подтверждение пароля :
Адрес e-mail :
Имя:
Фамилия:
CAPTCHA
Защита от автоматической регистрации
Введите слово на картинке: