Общение Рассылка
 

Запоздалое, но не последнее.

 
Татьяна Лазарева 
Сколько было уже этих "четвертых", вспомните - 4-е декабря, когда мы просто даже еще посмеивались друг над другом после вопроса, мол, на выборы идешь? Никогда же не ходили, вот я, например. Потом было 4-е февраля - шествие при минут 20-ти. Думали, что людей будет мало, сомневались. И вот, 4-е марта уже позади. И по его поводу тоже были иллюзии. Не у всех, конечно, и совсем разные иллюзии. Но сегодня все они уже развеялись. Расскажу коротко, как растаяли мои.
Как многие меня окружающие люди, я пошла записываться в наблюдатели. Пришла на обзорную лекцию, послушала и поняла, что наблюдатель из меня фиговый получится. Тем, кто шел в наблюдатели, нужно было хладнокровие, спокойствие и знание прецедентов и законов. А я последнее время совершенно измочалилась в психическом плане - устала, замоталась, как-то все сразу навалилось, - прям все!, и даже на чтение законов и изучение ситуаций времени не было. А на все остальное - сил. Какие там силы, когда меня пальцем ткнешь - из меня слезы льются!.. Поэтому я решила идти в мобильную группу поддержки: она состоит из водителя с машиной, юриста и аккредитованного представителя прессы, и выезжает на места, где наблюдатели не могут в одиночку справиться с нарушениями. Мне выдали пресс-карту от газеты Мой Район, и в телефоне у меня были забиты номера Эха, Дождя, Коммерсанта и еще кучи других дружественных СМИ. 4-го я проголосовла в 8 утра и пошла пить с группой кофе и готовиться к поездкам. В общем, мы ни шатко-ни валко просидели часов до десяти в кафе, и тут нам поступает телефонный звонок. Мы выдвигаемся в сторону участка на Большой Ордынке, где заметили какую-то подозрительную группу людей в автобусе с немосковскими номерами. Мы поехали туда, не совсем понимая, в чем тут подвох. Но попали мы туда не сразу, потому что на Болотной площади увидели завораживающее зрелище: огромная колонна автобусов уже стояла там, и они все подъезжали и подъезжали.

Рядом толпились подростки. Мы решили посмотреть, кто это. Нам навстречу попалась группа пацанов, которые спросили, где тут поесть можно. Короче, поговорили, и не только с ними. Привезли их из городов Тверь, Иваново, Рязань, Нижний Новгород, Смоленск, и др, типа, погулять. У достигших 18-ти лет - открепительные талоны, голосовать за Путина. Остальные - на митинг в его поддержку. Организаторы - Наши, Единая Россия. Побеседовала я с тремя группами. Все бодры и веселы. Никто ничего не понимает, ржут. Один только на мой вопрос, а на самом деле он за кого - уверенно сказал, что за Жирика. Я: ну, а тебя контролируют как-то? Он - да нет... Я ему: ну так и голосуй спокойно за своего Жирика. Посмотрел на меня, как в анекдоте: о, а че, можно было?.. Короче, напустила я на них РЕН-ТВ и еще кто-то потом приехал из журналистов, а мы дальше помчались. На участке, куда мы приехали, уже никого не было, но тут нас позвали в Южное Тушино. Там мальчик-наблюдатель пытался как раз справиться с огромным количеством людей, привезенный в УИК на автобусах. С утра прямо их подвозили и подвозили. К нашему приезду проголосовало порядка 750-ти человек. Участок номер 3188, находится на том же этаже в помещении полицейского училища, где и его собрат 3110, который там всегда располагался и обслуживал близлежащие дома. Участка же 3188 раньше не было, а теперь он выглядел так:

И к нему стояла очередь вот таких людей:

Не совру ни разу, если добавлю, что мужики в очереди (в основном почему-то) были мрачные и злые. Не наглые, в глаза смотреть не стремились сильно. С ними был организатор групп. Председатель УИКа, Шубина Елена Арнольдовна, занервничала почти сразу, после того, как меня зарегистрировала как представителя прессы на участке. Начальник ТИКа, Булгаков Александр Игоревич, премерзкий типчик, несмотря на фамилию, держался молодцом, и сначала весело говорил кому-то в телефон, глядя на меня, мол, сейчас я у нее возьму автограф. А через пять минут, когда мы обратились к нему с расспросами - попросил меня же представиться и показать паспорт. Это я не к тому, что мне западло, а к описанию таких - тип такой есть гаишников и охранников, они так себя часто ведут. Булгаков этот оказался покрепче своей подельницы Елены Арнольдовны - такой закаленный в бессмысленных боях демагог, человек, с которым я в обычной жизни не стала бы больше минуты общаться. А Елена Арнольдовна, когда мы стали спрашивать про участок, про людей, которые на автобусах голосуют - вообще скрылась с места своей службы. Минут 15 ее не было. Потом из туалета, где она скрывалась, выплыла еще одна представительная дама и сказала мне: что же вы, довели женщину до слез. Видимо, Елена Арнольдовна думала, что все обойдется как-то тихо-мирно и совсем не ожидала, что свидетелем ее позора неожиданно станет телеведущая, появлению которой она поначалу так обрадовалась.

Ой, а еще там смешная штука была! Вот, видите этот типографский плакат со всеми муниципальными депутатами? Их в Тушино было порядка 20-ти, но почему-то только у пяти из них в квадратике возле фотографии с информацией были нарисованы вот такие птички, натуральные, с хвостиками и крыльями:

Такая подсознаночка у людей включается, типа, чего там думать-то, отмечено уже...
На вопрос, почему у вас агитация на участке, хитрожопый Александр Игоревич спросил меня, естественно, какая тут агитация, Вы о чем? Я ему говорю: вот, видите, тут птички почему-то уже поставлены? А он меня ласково так спрашивает, как больную, так все-таки, птички или галочки? Почувствовала себя на приеме у психиатра. Не стала связываться.

В общем, простите, начала писать 5-го утром, а заканчиваю уже ночью шестого, много воды утекло. Теперь понятно, что, увидев, что протестующая общественность вся как один бросилась после думских выборов в наблюдатели - чтобы не было приписок, вбросов и каруселей, наши очень хитрые заклятые друзья просто придумали новый способ всех н@еб@ть. Поэтому по всей стране не было достаточного количества открепительных, а не потому, что народ стал более сознательным и пошел косяком на выборы. И поэтому официально никаких махинаций на выборах не было - эти преславутые допсписки составлялись по закону за три дня до выборов, для этого создавались специальные участки-фантомы, все законно. Законно изнасиловано огромное количество людей: честные избиратели, которым не хватило открепительных, обладатели открепительных, которых свозили отовсюду для голосования за Путина, работники УИКов, которых заставили участвовать во лжи, наблюдатели, которые за 4 были просто морально растоптаны и убиты масштабами этой лжи. Мишка, который был в мобильной группе по месту прописки в Питере, вообще видел участок без всяких вывесок и опознавательных знаков, который был закрыт изнутри. В него никого не пускали, наблюдатели пожаловались. В ТИКе Мише сказали: участок исправно функционирует, не мешайте работать. Так туда никого и не впустили. А после подсчета голосов там был 91%. А на другом участке дежурный полицейский, которому Михаил указал на нарушающийся закон, ответил ему: вызывайте полицию.

В общем, часов в семь вечера, признаюсь, я была полностью деморализована. Я была к такому совершенно не подготовлена. Я шла в мобильную группу с мыслью о том, что этого не может быть, не поверю, пока сама не увижу. И попала на передовую санитаркой. Поверила не то слово, как. Ушла я с боля боя, короче. Пошла домой, покормила детей ужином, но легче не стало. Поехала потом к одиннадцати на Дождь, там тоже все были вымотаны, потом к часу еще на радио Коммерсантъ https://www.facebook.com/kommersantfm936 , в три приползла домой и рухнула замертво. Утром единственное желание было вымыться с мылом, долго терла себя скрабами всякими, а сегодня еще и в баню сходила. Стало, кстати, легче намного. Вчера еще митинг вела зачем-то. Ну, отказываться тоже, вроде, нельзя. Вот такой вот отчетег. Думаю, не последний.


Вход х
Логин
Пароль
Регистрация Напомнить пароль
Регистрация х
 

Обязательные поля

Логин (мин. 3 символа) :
Пароль (мин. 6 символов) :
Подтверждение пароля :
Адрес e-mail :
Имя:
Фамилия:
CAPTCHA
Защита от автоматической регистрации
Введите слово на картинке: