Общение Рассылка
 

Политика кончилась

 
Тина Канделаки 
Известная телеведущая покинула эфир НТВ.

IMG_1236-3
мое интервью для делового журнала "Профиль"

Закрыта программа «Нереальная политика». Такое решение принял придумавший ее журналист Андрей Колесников после того, как в эфир не вышло 2 последних выпуска. Один был посвящен визиту президента Медведева на журфак МГУ, другой – «устричному скандалу», связанному с главой Росмолодежи Василием Якеменко. Соведущая Андрея Колесникова, член Общественной палаты Тина КАНДЕЛАКИ рассказала «Профилю», почему проекты с ее участием практически исчезли с федеральных каналов.

- Похоже, «Нереальная политика» не выдержала столкновения с реальной?

- Ну, наконец-то. Вот они – долгожданные крики о свободе слова. Вы эти «запрещенные» программы видели? На самом деле, в них нет ничего феноменального и неожиданного… Вообще, если следить за рейтингами, то окажется, что наши представления о свободе слова сильно расходятся с реальным зрительским интересом. Я выложила эти выпуски в своем ЖЖ. И что? Ролик наберет максимум 300 000 просмотров. К примеру, ролики +100500 просматривают 5-7 млн человек.

- А до этого «Нереальную политику» цензурировали?

- Нет, это - прецедент, но нельзя сказать, что программу с эфира сняли. Вот если бы канал программу заказал и показал, допустим, на «Орбиту», а потом вдруг решил снять... В случае с НТВ этого не было.

- Ок. И все-таки, ваша версия? Тем более что сюжет про Якименко сняли и из «НТВшников».

- Это вопрос к НТВ. Откуда я могу знать? Зато прекрасно отдаю себе отчет в том, что любая программа имеет срок жизни. Вижу это и по цифрам, и по своему отношению к проекту, и по его потенциалу. Сегодня очень тяжело делать интервью: героев не хватает. Можно бесконечно говорить о том, что есть персонажи, которых якобы не показывают по ТВ, но и их раз-два и обчелся. Да и в Интернете выбирать особенно не из кого. Хорошие рейтинги набрал Михаил Прохоров, но с ним просто удачно совпало. Я даже сказала Михаилу Дмитриевичу в эфире: «У меня полное ощущение, что разговариваю с кандидатом. Вы явно собираетесь идти в политику». Он широко открыл глаза: «Что вы, что вы, я говорю всего лишь о трудовом кодексе». А через две недели действительно пошел в политику. То есть фигуры в «Нереальной политике», конечно, были. Но, проект закрылся по объективным причинам.

- Хотите сказать, что просто так совпало?

- Все знали, что я хотела уйти. Бывает, проект закрывается, и все переживают: ах, какое несчастье! Как же космические доли, внимание аудитории, зрительская любовь, боже, боже, боже!
Но наш проект просто уже пережил свой пик. А я люблю уходить на пике. Два года назад сказала себе, что «Две звезды» - последнее мое развлекательное шоу. В тот момент я работала на четырех федеральных каналах. Два года назад, будучи самой востребованной и дорогой ведущей в стране, я перестала вести какие бы то ни было мероприятия. Никто мне не верил. Мол, не может быть, это же деньги! Но меня не интересуют короткие деньги. Люди, которые за мной внимательно наблюдают, могли заметить, что я не хожу куда попало и не веду ничего, кроме программ, которые сама продюсирую.

- А говорят, вы будете вести большое шоу на Первом, посвященное 80-летию отечественного телевидения.

- Слухами земля полнится. Посмотрим. Быть ведущей - это очень сложная в эмоциональном отношении роль. Играть ее, равно как и брать интервью, можно только тогда, когда понимаешь: это единственно возможная форма самовыражения. Да, долгие годы мне нечего было сказать, и собеседник напротив оказывался куда интереснее. Но сегодня появилось целеполагание и для собственного высказывания.

- В чем это самое целеполагание, когда вы позируете фотографам в Иваново за ткацким станком?

- Мне хотелось, используя свою популярность, привлечь внимание к региону, рассказать о его истории. А вы что, считаете, что одна медиаактивность может повлиять на политические назначения?

- Это вы о слухах, что якобы не сегодня завтра станете министром образования?

- Нельзя хотеть быть министром. Это скудоумие. Можно пытаться что-то изменить, и если твои предложения окажутся самыми эффективными, обстоятельства могут так сложиться, что перейдешь работать во власть. Но не стоит забывать, что это не только самая высшая, но и самая низшая точка, откуда есть движение только вниз. Недавно мне замминистра Иссак Калина даже сказал: «Вы, наверное, себя уже министром вообразили, что так рьяно по высоким кабинетам названиваете?». Ну при чем тут это? Я просто хочу решить конкретные вопросы. Один из них связан с Первым Московским кадетским корпусом, строительство которого превратилось в тринадцатилетнюю безнадегу. Думаете, приятно звонить в ту или иную приемную по три раза на дню? Или что мне кто-то тут же отвечает: «Ах, Тиночка, чего изволите?». Но я человек последовательный, поэтому и рассказала о ситуации на последней встрече с президентом.

- В свое время вы просили Медведева и о том, чтобы финалистов «Самого умного» приравняли к победителям олимпиад. Вам, если не ошибаюсь, так и не ответили.

- Естественно, я не могу дать никому никаких гарантий. Но я, по крайней мере, пытаюсь на что-то повлиять. Если уж поставлю себе цель, будучи уверена в ее разумности, иду до конца. И, кстати, на недавней встрече Медведев дал конкретные поручения всего по трем обращениям – Сергея Минаева, Марины Юденич и моему. Меня спрашивают: зачем вы куда-то ходите, посмотрите, кто сидит вокруг? А я не считаю возможным проявлять снобизм. И появляюсь где-то, только если уверена, что смогу задать вопрос и он будет услышан.

- Вы еще и коллективные письма подписываете.

- И не жалею. Если вы о письме 55-ти, написанном в защиту нашей судебной системы, то я двумя руками за то, чтобы Михаил Борисович Ходорковский вернулся к своей семье. Но спорить с европейским судом не считаю возможным. Ходорковский виновен в совершении экономических преступлений. Это у кого-то вызывает вопрос? У меня - нет.

- Ну так он и так сидит. А как же хотя бы «милость к падшим»? По крайней мере, неинтеллигентно получилось.

- Не причисляю себя к интеллигенции. Она слишком разная и смутная, к тому же часто меняет мнения. Я никогда ни на кого не охотилась, а если поддерживала, то только конкретные действия. Вот, скажем, то, что Медведев, насколько мог, либерализировал Уголовный кодекс, это факт. Закрепили, пошли дальше. А люди, которые делают мне замечания, лучше бы пошли и подписали письмо в защиту Ходорковского. Всегда возникает вопрос: а судьи кто? Я многих слишком хорошо знаю. И сама никогда никого не критикую. Особенно из оппонентов.

- Ну, по отношению к Алексею Навальному вы не скрывали сарказма. Ваша с ним пикировка в твиттере была довольно ядовитой.

- Можно маленькую ремарку? Заметьте, что я высказалась по поводу Навального до истории со взломом его почты. Причем я только деликатно намекнула на возможность такой «изнанки» его деятельности. А сегодня люди, которые носились с Навальным на знаменах, надавали ему древком по голове. Я, со своей стороны, всегда отдавала себе отчет, что заигрывать с либеральной аудиторией нельзя. Она слишком хорошо резонирует, а это, к сожалению, сильно девальвирует представление об истинном положении дел. Если вы заметили, я веду себя в этом смысле честно. От меня не услышать слов против министра Фурсенко. Хотя с популистской точки зрения такая конфронтация сделала бы меня гораздо привлекательнее. Но я пойду долгим путем. Отношусь к собственной персоне с иронией, но и недооценивать себя не хотелось бы. Поэтому отдаю себе отчет, что значит встреча со мной для студентов и школьников. Прекрасно помню, какими глазами я смотрела на телевизионщиков, приехавших на фестиваль в Тбилиси сразу после убийства Влада Листьева. Такими же глазами смотрят на меня сегодняшние школьники.

- Вы занимаетесь образованием…

- Вот именно, что бизнесом, продюсированием, и образованием - тем, в чем кое-что понимаю. И ни во что другое не лезу.

- …видели письмо «Потемкинские деревни Тины Канделаки»? Его написала учительница из Казани после вашего туда визита.

- Знаете, когда президент к Никите Белых приехал, все написали только о том, что люки забетонировали. Думаете, кто-то сказал Никите спасибо, что ради борта номер один там нормальный аэропорт появится, взлетные полосы. И если к моему приезду в городе школьный забор покрасят или класс отремонтируют, буду только счастлива.

- Читала, вы сами мечтаете купить самолет.

- И когда-нибудь обязательно куплю. Вот Роман Аркадьевич сейчас всем рассказывает, как заработать миллиард. Я, правда, считаю, что миллиард невозможно заработать, его даже нельзя украсть, его можно только придумать и заставить, чтобы другие в это поверили.

- У вас получится.

- А я это знаю. Я человек действия.

- Даже на выборы пойдете?

- Конечно. И постараюсь не ошибиться. А за кого голосовать, каждый решает внутри себя. Я не член партии «Единая Россия», чтобы заниматься агитацией. Я хотела бы, чтобы у нас была правая партия. Но если не проявлять активность, она никогда не появится. Видели десять тысяч человек, выведенных Зюгановым? Это же паноптикум. Но он оказался единственным, кто способен вывести на улицу такую толпу. За Навальным выходит сколько – сто, двести, триста человек? Вот я его и позвала: приходите, дорогой, на нашу программу «Самый умный». Там явно больше людей собирается, чем на «Русском марше».

- Судя по всему, сильно он вас, Тина, все же задел. Тем, что назвал «шустрой девицей»?

- Стараюсь себя сдерживать. Знаю, что остра на язык, а кидаться сегодня на Навального, когда его не пнул только ленивый, – дурной тон. Бог с ним, с Навальным.
Поймите правильно: я планирую жить в этой стране и иметь хотя бы минимальное отношение к тому, что в ней происходит. Хочу делать только то, что нравится, ведь жизнь не резиновая. Не люблю бурчать: мне не нравится, мой талант не оценили, ах, Константин Львович Эрнст обо мне не думает. Ну, не думает, и хорошо. Уже два года, как меня не показывают на федеральных каналах, вот и «Нереальная политика» закрыта. А я, как видите, по сей день остаюсь в актуальном дискурсе. Популярность сегодня держится уже не на лице, а на бесконечно воспроизводимом контенте. Вот вы, скажем, помните, когда в последний раз видели меня по федеральному ТВ?

- Да на прошлой неделе, в «Мультличностях».

- Ну, это, конечно, повезло-о-о. Только я, честно говоря, не довольна. То есть юмор нравится, а вот персонаж…

- Страшненький?

- К собственной внешности отношусь спокойно. Но давно прошу: дайте уже Канделаки в руки гаджет! А то на экране я не сегодняшняя, а трехлетней давности. Вспомнила бабка, как в девках была. Я настолько срослась с технологиями, что приду куда-нибудь, и сразу вопросы: почему без компьютера? Вообще, я ни в каком другом времени жить, наверное, не смогла бы. В этом смысле мне просто повезло.

- Не боитесь отстать и сойти с дистанции?

- А чего мне бояться? Я конкурирую только сама с собой.


Юнна Чупринина




Вход х
Логин
Пароль
Регистрация Напомнить пароль
Регистрация х
 

Обязательные поля

Логин (мин. 3 символа) :
Пароль (мин. 6 символов) :
Подтверждение пароля :
Адрес e-mail :
Имя:
Фамилия:
CAPTCHA
Защита от автоматической регистрации
Введите слово на картинке: